Сретение Господне

Тропарь праздника, глас 1
Радуйся, Благодатная Богородице Дево,/
из Тебе бо возсия Солнце правды, Христос Бог наш,/
просвещаяй сущия во тьме./ Веселися и ты, старче праведный,/
приемый во объятия Свободителя душ наших,// дарующаго нам воскресение.

икона Сретения Господне
Сретение Господне. Икона, 1408 год. Мастерская Андрея Рублева.
Из иконостаса Успенского собора Владимира. Государственный Русский музей

В этот праздник Церковь отмечает важное событие жизни Спасителя. На сороковой день жизни Иисус Христос был принесён в Иерусалимский Храм. Если новорожденный сын был первенцем в семье, его следовало посвящать Господу. Моисей предписывал совершать это в память о событиях освобождения от египетского рабства.

По иудейскому закону, первое время после родов женщине было запрещено входить в храм. А на сороковой день она должна была принести жертву очищения. Это мог быть ягнёнок и горлица, или, если средств было мало — две горлицы. Иосиф и Мария были бедными, поэтому они принесли двух голубиных птенцов. Матерь Божья не нуждалась в обряде очищения, поскольку её Сын был зачат и рождён непорочно. Но она совершает то, что было предписано законом.

Так святое семейство прибывает в Иерусалимский храм.    Там их встречает старец Симеон и Анна- пророчица. Это была вдова 84-х лет, которая жила при храме, «постом и молитвой служа Богу день и ночь» (Лк.2:38).

Встреча Богомладенца с праведным Симеоном – это встреча Ветхого и Нового Заветов. Основатель Нового Завета Господь Иисус Христос был встречен последним ветхозаветным праведником. Старец долго ждал этого события: по преданию, ему тогда было более трёхсот лет.  Он был одним из семидесяти двух известных переводчиков Библии с еврейского языка. По просьбе египетского царя Птолемея II Филадельфа Священная Книга была переведена на греческий. Перевод совершался в течение 3-2 вв. до н.э. в Александрии.  Прочитав к книге Исайи «се, Дева во чреве приимет и родит Сына» (Ис.7:14), праведник усомнился, что родит именно «Дева», а не «жена». Тогда ему было предсказано, что он лично станет свидетелем этого чуда и не умрёт, «доколе не увидит Христа Господня» (Лк.2:26).

Поэтому, когда старец взял на руки Богомладенца Христа, он почувствовал, что пророчество исполнилось и сроки его земного ожидания истекли. По вдохновению он произносит следующие слова: «Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему, с миром, ибо видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицем всех народов, свет к просвещению язычников и славу народа Твоего Израиля». (Лк.2:29-31). Эти слова вошли в богослужение и читаются в конце вечерни.

Старец обратился также к Божией Матери и сказал ей: «се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий,- и Тебе Самой оружие пройдет душу,- да откроются помышления многих сердец» (Лк.2:34-35). Икона Богородицы «Умягчение злых сердец» иллюстрирует это пророчество.

Этот праздник трудно однозначно определить, как Господский. Его можно считать и Богородичным, что отразилось в песнопениях службы. Поэтому цвет облачений священнослужителей может быть как белым, так и голубым.

Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий). Слово в день Сретения Господня (отрывок)

 

В глубочайшей древности люди приносили в жертву Богу животных. Уже сыновья прародителей наших Адама и Евы Авель и Каин приносили в жертву Богу тельцов и агнцев. И так было многие, многие сотни лет, так было долгие тысячелетия. Чем были эти первые жертвы? Они были выражением страха Божия у людей, выражением преклонения людей пред Богом. Они были вместе с тем и жертвой умилостивления. И именно потому они прообразовали единственную истинную жертву умилостивления, которую принес на Голгофе Господь и Бог наш Иисус Христос. Своею Кровью Он примирил людей с Богом и умилостивил Бога. Прошло много, много веков, и чрез Моисея Богом был дан подробный закон о жертвоприношениях, изложенный в книге Левит. Он повелел, чтобы каждый первенец мужеского пола в народе израильском был посвящаем Ему, Великому Богу.

Во исполнение этого закона пришли Пресвятая Богородица с Младенцем Иисусом и Иосифом, хранителем девства Ее, в храм Иерусалимский, чтобы посвятить Младенца, как первенца, Богу. Было множество, великое множество таких младенцев, посвященных Богу. Но это посвящение было величайшим, единым истиннейшим посвящением Богу Самого Сына Божия, Бога Слова, воплотившегося в теле человеческом. Велик был этот закон, но и он уже отошел в вечность, и он не исполняется и самими евреями…

Глубокий смысл этого закона состоял в том, что он обязывал Израиль посвящать Богу самое дорогое, самое любимое, ибо разве не дороже всего, не любим более всего первенец во всякой семье человеческой? И вот посвящение этого драгоценнейшего Богу и требовалось законом. А от нас чего требует Бог этим законом? Он требует, чтобы мы посвящали Ему все самое дорогое, самое любимое для нас. А что любим, кого более всего любим мы? Не близких ли наших: отца, братьев, сестер, детей своих? О, конечно, их. А что любим еще особенно глубокой любовью? Все то, что нежит и холит плоть нашу: мы любим все услаждения плоти, любим богатство, которое дает возможность удовлетворять похоти плоти, мы привязаны поэтому к богатству, мы им дорожим. А люди более глубокие, более духовные дорожат и другим – дорожат честью, дорожат славой, той славой, которой сподобились великие деятели науки, искусства, музыки, поэзии. И все мы больше всего любим то, что поставили себе целью жизни нашей. Каждый строит план своей жизни и десятки лет усердно трудится над осуществлением этого плана. И удача в исполнении своего плана всего дороже человеку, и неуспех в этом деле есть самое тяжкое несчастье и горе. И вот Господь и Бог наш Иисус Христос требует от нас, как требовал древле от Израиля, чтобы посвящали мы Ему все самое дорогое, самое любимое и ценное для нас, чтобы посвящали славу и честь, чтобы пожертвовали и возведением здания своего благополучия. Он сказал даже как будто весьма суровые слова, которые тоже смущают многих: «Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (Лк. 14, 26). Не может быть близким ко Христу, не может быть Его другом, Его учеником.

Видите, какое огромное требование предъявляет Господь и Бог наш Иисус Христос: Он требует, чтобы мы любовь к Нему, служение Ему предпочитали всякой другой любви нашей, всякой другой привязанности нашей, чтобы Его любили гораздо больше, чем самых близких нам людей, ибо Дух Святой ревнитель, Он не желает разделения нашей любви к Богу с близкими нашими, Он требует всецелой любви к Себе. Что же значат суровые слова о ненависти к близким нашим? Конечно, не в подлинном смысле о ненависти говорит Христос! Ненависти Он никого никогда не учил. Это значит только поставить свою любовь к самому для нас драгоценному гораздо ниже любви к Богу. Можно любить, можно и должно любить близких своих, но не любить их больше Бога.

Господь наш Иисус Христос пришел не разрушить закон, а его исполнить; а исполнить по-славянски значит дополнить, усовершить. Он своим новым законом не только подтвердил, но необычайно углубил закон посвящения первородных Богу, возвел исполнение этого закона на недосягаемую высоту, ту высоту, на которую восходили великие мученики, великие святые и преподобные. Закон о жертвах не упразднен, продолжаются жертвы в гораздо более важной и святой форме. И все это можно сказать относительно тех ветхозаветных законов, которые перестали существовать: они существуют доселе в гораздо более углубленном виде, они исполнены и дополнены Господом нашим Иисусом Христом.Итак, Он исполнил этот великий закон, итак, не прейдет ни одна иота, ни одна черта закона.

Так будем же исполнять этот закон, будем последовать закону принесения в жертву Богу всего самого драгоценного и дорогого для нас. Не будем связывать себя земными привычками, возлюбим нищету, возлюбим неизвестность, откажемся от всякой славы, будем искать не славы от людей, а славы от Бога, от Самого Господа нашего Иисуса Христа.И если исполним, если всю силу любви своей отдадим Ему, – будем Его учениками, Его друзьями, будем в вечном общении с Ним, когда кончится земной наш удел.

 

Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)

Комментирование запрещено